Топ-15 экспонатов Музея космонавтики

​Музей космонавтики – один из крупнейших научно-технических музеев не только в России, но и во всём мире – общая площадь экспозиции составляет более 3 квадратных километров, а количество экспонатов в фондах – более 98 000 единиц хранения!

Мы выбрали 15 самых знаковых космических артефактов, которые вдохновят посетить наш музей. 

  • Технологический дубликат первого искусственного спутника Земли

Самый первый – без него не было бы ни первого космонавта планеты, ни множества научных и технических достижений. Не было бы и нашего музея, в котором Искусственный спутник Земли №1 занимает одно из почётных мест. Именно этот небольшой шарик простейшей конструкции открыл 4 октября 1957 года «космическую» эру в истории человечества. Известный во всём мире под своим интернациональным именем, летом 2018 года Sputnik добавил к своей «биографии» ещё одну строчку – ИСЗ-1 стал одним из символов Чемпионата Мира по футболу в России.

  • Белка, Стрелка и оригинальный катапультируемый контейнер

Чучела четвероногих героев космоса Белки и Стрелки и подлинный спускаемый аппарат, в котором две отважные собаки вернулись на Землю после успешного космического полёта 19 августа 1960 года. На стенках катапультируемого контейнера – как напоминание о собачьем подвиге – сохранились повреждения и вмятины, следы «мягкой посадки».

  • Кардиограмма Юрия Гагарина

Увидеть, как билось сердце первого космонавта Земли перед стартом, можно на уникальном документе – электрокардиограмме, снятой с Юрия Гагарина меньше, чем за сутки до полёта, вечером 11 апреля 1961 года. Сердечные ритмы и другие медицинские показатели у Гагарина снимали каждые 4 часа. По воспоминаниям профессора, доктора медицинских наук, Ады Котовской, готовившей первых космонавтов к полётам, «во время последней проверки датчиков и наших рекомендаций Юрий был молчалив, сосредоточен и очень серьёзен. Изредка он напевал куплеты из популярных тогда песен, но больше молчал. За четыре часа до старта (есть у меня снятая ЭКГ) было видно, что Юра волнуется. Да кто бы не волновался! Просто он умел сдерживать свои эмоции».

  • Скафандр космонавтов первой шестёрки

Рабочая спецодежда космонавтов Первого отряда отличается от тех скафандров, в которых отправляются на орбиту сегодня. Но уже тогда это была не просто одежда, а сложнейшее инженерное сооружение со встроенной системой вентиляции, система жизнеобеспечения которой была рассчитана на 10 суток. Именно в таких скафандрах побывали на орбите Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриан Николаев, Павел Попович, Валерий Быковский и Валентина Терешкова, причем для последней был создан скафандр СК-2, специально пошитый на женскую фигуру.

  • Первая отечественная экспериментальная жидкостная ракета на гибридном ракетном топливе «ГИРД-09»

Пионерская разработка Группы изучения реактивного движения (ГИРД) была сконструирована Михаилом Тихонравовым. Запущенная с полигона в Нахабино, ракета на гибридном топливе, смеси канифоли с бензином, достигла высоты в 400 метров и открыла собой эру советского ракетостроения. «День 17 августа 1933 года несомненно является знаменательным днем в жизни ГИРД и начиная с этого момента советские ракеты должны летать над Союзом Республик!», – написал вскоре для гирдовской стенгазеты Сергей Королёв.

  • Космический корабль «Союз»

Один из основных экспонатов всего музейного собрания – полноразмерный корабль серии «Союз». На сегодня это главная «рабочая лошадка» мировой космонавтики: всего с 23 апреля 1967 года выполнено 133 успешных пилотируемых запуска к орбитальным станциям «Салют», «Мир» и МКС. Корабль, представленный в экспозиции, состоит из трёх блоков – бытового и приборно-агрегатных отсеков и подлинного спускаемого аппарата «Союз ТМА4», на котором в 2004 году стартовал и возвращался российский космонавт-рекордсмен Геннадий Падалка.

  • Макет базового блока станции «Мир»

Самый популярный и самый посещаемый экспонат музея, в котором каждый может примерить на себя «космический» быт: оценить масштабы орбитального дома, увидеть спальные и рабочие места космонавтов, обеденный стол и, конечно же, санузел (спойлер: вполне привычного земного вида).

  • Ферма «Софора»

Эта конструкция длиной 14,5 метров была установлена на модуле «Квант» орбитальной станции «Мир» космонавтами Анатолием Арцебарским и Сергеем Крикалёвым в июле 1991 года. Кроме собственно технических достижений – «Софора» была предназначена для установки на верхнем звене выносной двигательной установки (ВДУ) – это уникальное сооружение вошло в историю и как мачта для последнего и самого высоко поднятого флага СССР, который находился в космосе до марта 1992 года.

Космический мотоцикл (средство для перемещения космонавта в открытом космосе)

Это транспортное средство – по замыслу его создателей – помимо помощи космонавтам в ремонтных, монтажных и научных работах в открытом космосе, должно было сыграть и одну из главных ролей в «Холодной войне» в космосе. «Средство для передвижения космонавта», автономный космический аппарат, оснащённый реактивными двигателями, системами энергопитания, управления и связи и специальным страховочным тросом, также рассматривалось и во вполне боевом применении – например, с его помощью советские космонавты могли бы обезвреживать и выводить из строя вражеские спутники.

  • Макет «Лунохода-1» и оригинальный пульт управления

Первый автоматический самоходный аппарат на поверхности другого небесного тела, проехавший по Луне 10 с половиной километров, стал ещё одним триумфом советской науки. Эта восьмиколёсная научная лаборатория размером с автомобиль «Жигули» кроме многочисленных исследований и экспериментов, выполняла и практическую миссию – поиск площадки для прилунения советской лунной пилотируемой миссии.

Уникальный пульт, с которого в 1970-71 году осуществлялось управление первым «Луноходом», был передан Музею оператором вождения «Лунохода-1» и «Лунохода-2» Вячеславом Георгиевичем Довганем.

  • Скафандр Майкла Коллинза

Скафандр одного из членов первой пилотируемой миссии к Луне «Аполлон-11» Майкла Коллинза, пилота командно-служебного модуля «Колумбия». Коллинз, в отличие от двух других астронавтов, Нила Армстронга и Базза Олдрина, на поверхности Луны не был, однако вошёл в историю пилотируемой космонавтики – как первый человек, совершивший два выхода в открытый космос.

Подлинный тренировочный скафандр астронавта был подарен Музею директором и генеральным конструктором НПП «Звезда» Гаем Ильичем Севериным.

  • Спускаемый аппарат автоматической межпланетной станции «Марс-3»

В декабре 1971 года Земля впервые увидела, как выглядит поверхность Красной планеты – с помощью видеосигнала было передано несколько снимков с места посадки «Марса-3». Впервые научная автоматическая станция благополучно совершила посадку на другую планету, впервые на поверхность Марса спустился марсоход «ПрОП-М», шагающий прибор для оценки проходимости марсианского грунта. Марсиан научный аппарат не встретил, зато передал на Землю ценные данные о составе и строении атмосферы Марса, его температуре и рельефе.

  • Возвращаемый контейнер, который доставил лунный грунт на Землю

Первая в мире автоматическая доставка лунного грунта на Землю – ещё одно достижение советской науки и техники. Экспедиция, состоявшаяся в 1971 году, привезла с Луны 101 грамм реголита, взятого в районе Моря Изобилия. Практика подтвердила слова Главного конструктора – поверхность земного спутника оказалась твёрдой, сродни земному базальту. 20 крупинок лунного грунта, доставленные на Землю с помощью космического аппарата «Луна-16», также можно увидеть в нашем Музее.

  • Андрогинный периферийный агрегат стыковки космического корабля «Союз» (АПАС)

Первому совместному полёту двух сверхдержав предшествовали длительные переговоры, на которых одним из важнейших был вопрос соответствия стыковочных узлов двух кораблей. Советские специалисты предложили уже отработанную и надёжную систему ССВП, она же «Штырь-конус», или «Папа-мама», – согласно наличию твёрдых выступающих деталей или соответствующих отверстий, однако уязвлённые американцы в роли «мамы» быть не захотели. Инженерное решение, предложенное конструктором Владимиром Сыромятниковым, позволило выполнить на орбите стыковку советского «Союза» с американским «Аполлоном», а экипажам кораблей – встретиться над планетой: оба узла АПАС-75 обладали и «штырями» и «конусами» одновременно. Впоследствии подобные системы использовались на станциях «Мир» и МКС и для стыковки челноков Shuttle.

  • Макет многоразовой транспортной космической системы «Энергия-Буран» в масштабе 1:10

Последний громкий триумф Советского Союза, «Русское чудо» и наш ответ на американскую программу Space Shuttle, во многом её превзошедший – так, на «Буране», в отличие от «челноков» была предусмотрена система экстренного спасения экипажа. Корабль-моноплан, выводившийся на орбиту с помощью сверхтяжёлой ракеты «Энергия», был рассчитан на 100 полётов, но совершил всего один – 15 ноября 1988 года, впервые в мире выполнив полностью автоматическую посадку аппарата такого класса.